Главная » Интересное в СМИ » В цивилизованной стране это основание для импичмента

В цивилизованной стране это основание для импичмента

31
дек
2015
Прочитано: 1619
Категория: Интересное в СМИ
Автор: Юрий Болдырев

В последние дни 2015-го мы, с помощью наших экспертов, продолжаем подводить итоги уходящего года и прогнозировать события наступающего. И если бизнес-консультант Сергей Макшанов предрек возможность глобального экономического кризиса, аналитик в области ТЭК Михаил Крутихин пообещал долгосрочно низкие цены на нефть, «доллар по сотне рублей и инфляцию на уровне 13%», политолог-международник Дмитрий Тренин – продолжительную конфликтность в отношениях с Украиной и Турцией (а это несет дополнительную нагрузку на нашу экономику), то следующий наш собеседник, известный политик, экономист, публицист Юрий Болдырев, видит в грядущем опасность гражданской войны – как способа удержания власти нашей изворовавшейся «элитой».

Наш президент путает вопросы уголовного права и морали

- Юрий Юрьевич, с какими настроениями или ощущениями вы встречаете новый, 2016-й год?

- На днях мне довелось побывать на одном предновогоднем корпоративе, там собрались политики, чиновники, военные и прочие уважаемые люди. Ключевыми словами, которые там звучали, были «беспокоит», «настораживает». И далее речь шла об образовании, медицине, культуре, армии и так далее. И также совсем недавно в сети появилось видео другого корпоратива. Там всем известный в России человек, глава одной госкорпорации, говорит своим сотрудникам: «Ребята, все отлично, у нас очень много денег, будут повышенные премии». Наверняка ваши читатели понимают, о каком видео я говорю. И это происходит в одной и той же стране и в одно и то же время. Одних что-то беспокоит, а у других все отлично, денег навалом, их ничего не беспокоит. Вот это чрезвычайно драматическая ситуация, и она, так или иначе, должна найти свое разрешение.

Ставка была сделана не на тружеников, а на мошенников. Ради того и был произведен переворот 1993 года. Его наследники до сих пор продолжают управлять страной

- Вы были главным государственным инспектором РФ, заместителем руководителя Счетной палаты РФ. Кого как не вас спросить о главном коррупционном скандале уходящего года. Я говорю о фильме Фонда борьбы с коррупцией про бизнес детей генпрокурора Чайки. Как вы относитесь к фигуре Навального и к данному фильму? Многие патриоты-государственники считают, что это идеологическая диверсия, направленная на подрыв режима.

- Во-первых, Навальный когда-то состоял в партии «Яблоко», а это уже настораживает, так как эта партия не нацелена на защиту национальных интересов. Далее, в Навальном меня всегда смущало, что он раскручивался радиостанцией, которую финансирует «Газпром». Поэтому я стараюсь, имея все эти очевидные сомнения, не высказываться насчет его фигуры. Но еще во время избирательной кампании в 2012 году я говорил, что если у власти есть такие противники, как Навальный, то они и должны возглавлять такие институты, как Счетная палата. Не сам Навальный, а подобные ему. Наверняка в том же Фонде борьбы с коррупцией есть честные, ищущие и неподкупные люди. Вот они-то и должны стать аудиторами власти. Это не о них. А о том, как должна быть устроена власть.

Если ты ненадлежащим образом воспитал своего сына, то большой вопрос, можешь ли ты занимать высокую государственную должность, требующую доверия

Теперь о самом фильме. Совершенно неважно, на чьи деньги он снят. Предположим, это деньги Госдепа или Браудера. Да это совершенно неважно. Ты президент, ты проводишь кадровую политику. Так не подставляйся, чтобы никакой Госдеп и не мог зацепиться за тебя и твоих подчиненных. Ну а если Госдеп зацепился, то не он виноват, а ты. Когда глава государства заявляет, что надо выяснять, оказывал ли генпрокурор Чайка помощь своим сыновьям, то наш президент путает вопросы уголовного права и морали. С точки зрения морали сын за отца не может отвечать. А отец за сына всегда отвечает, и если ты ненадлежащим образом воспитал своего сына, то большой вопрос, можешь ли ты занимать высокую государственную должность, требующую доверия. Подчеркну: я хочу видеть во главе государства морального человека, а граждан - более требовательными. Потому что вопрос с генпрокурором Чайкой — это вопрос морали.

- А почему факты коррупции в высших органах российской власти, выявленные вами на постах главного государственного инспектора РФ, заместителя руководителя Счетной палаты, не легли в основу уголовных дел? Что и кто этому препятствовал?

- А потому и не легли, что уже тогда ставка была сделана не на тружеников, а на мошенников, пришедших грабить страну. Ради того и был произведен переворот 1993 года. Его наследники, узурпаторы до сих пор под разными лозунгами продолжают управлять страной. Поэтому было бы странно, если бы то, что мы вскрывали в последующее время, находило бы не только какой-то общественный отклик, но и отражение в уголовных делах. Это невозможно. Приведу пример. В одной комиссии, куда входили представители Государственной Думы, Совета Федерации, Счетной палаты, мы обсуждали, что нужно сделать в той или иной сфере, чтобы перекрыть возможность разворовывания государственных средств, и вот решение было найдено. После этого один из участников говорит: «Ну, ребята, вы даете! Если мы так сделаем, они же снова совершат переворот!» Надо просто понимать природу нынешней власти.

- Как сложились судьбы коррупционеров, которых вы выявили? Понесли ли они хоть какое-то наказание – от закона или откуда-то свыше? Чем занимаются теперь?

- Честно говоря, я не отслеживаю эти судьбы. Но могу вот что сказать по данному вопросу. В первую очередь лишиться своих государственных постов должны были изменники родины, а ими я называю тех, кто в прошлом грабили страну, организовывали мошеннические аукционы по приватизации, махинации с деньгами МВФ и так далее. Если они до сих пор находятся на ключевых государственных постах, то нет ни малейших оснований полагать, что наверху сделан поворот на защиту национальных интересов. И в этом смысле у меня более пессимистичное видение будущего страны, чем у моих коллег.

В высших эшелонах системы госуправления масштабно сдают национальные интересы

- Если говорить о сегодняшнем дне, какие сферы деятельности чиновников и отрасли экономики являются наиболее коррумпированными? То есть: где наиболее ярко выражена коррупционная спайка власти и бизнеса?

- Возможно, ответ покажется вам неожиданным. Это государственное управление на самом высшем уровне. Например, Россию присоединили к ВТО. С моей точки зрения, это мошенничество, поскольку ограничивает суверенитет нашей страны. При этом, как вы знаете, так и не дали провести референдум по этому вопросу. Так вот, после того как это сделали, все стали искать, а где же выгодоприобретатели? Может быть, в металлургии или машиностроении? И днем с огнем их не могут найти. А я говорю: вы не там ищите. Искать надо там, где люди масштабно сдают национальные интересы. Они находятся в высших эшелонах системы государственного управления.

Чтобы ограниченному кругу лиц было удобно доехать из Москвы в Санкт-Петербург, весь грузовой транспорт пустили по линии Вологда-Череповец. Абсурд!

Привожу другой пример. Как я уже сказал, недавно я был на одном предновогоднем мероприятии. Это было в стенах Госдумы. Там были легендарные люди, делающие нашу военную и авиационную технику. И они рассказывали о том, что президенту презентовали якобы новый супердвигатель. В его разработку были вложены десятки миллиардов рублей. Но он на самом деле новым не является, это просто доработанный старый. И скорее всего, он не имеет никаких перспектив на практике. Но есть другой проект принципиально нового двигателя, на разработку которого требовалось всего 160 млн рублей. Но их так и не дали. Специалисты говорят, что это однозначно коррупция на высшем государственном уровне. Делается все, чтобы не допустить нашего развития.

- Зато за коррупцию на местном уровне в уходящем году привлечены к уголовной ответственности 281 местный депутат и глава местного самоуправления. Хотя бы на этом уровне можно что-то сделать?

- Реальное местное самоуправление возможно только в двух случаях. Первое: если сверху установлен курс на жесточайшее и даже репрессивное подавление криминалитета на местах. Второе: если федеральная власть неспособна подавлять криминал, тогда надо вооружить народ. Если мы не имеем ни первого, ни второго, то мы везде получим сплошную станицу Кущевскую.

- Недавно власть в лице своего ярчайшего представителя, госдумца, координатора так называемого «Национально-освободительного движения» Евгения Федорова, созналась, что она оккупационная и коллаборационистская. Как это трактовать?

- Еще лет тому 15 назад мы сражались против варваризации нашей банковско-финансовой системы, которая сегодня стала не кровеносной, а кровососущей системой. Мы везде, где только могли, доказывали, что она паразитическая и антинациональная. В какой-то момент стало невозможно скрывать, что это так, и решили эту тему засмеять. Как? Выпустили на сцену клоунов-провокаторов, которые стали рассказывать: «А вы знаете, что у нас банковская система-то находится не под контролем Кремля, а под контролем Запада, ФРС и Госдепа?» И тогда люди изумились: «Да вы что? Надо же!» Но клоунам-то дали экран телевизора, чтобы они об этом публично могли заявлять, а нам в свое время — нет.

Кстати, хочу обратить ваше внимание еще на такой момент. Недавно президент на своей пресс-конференции заявил, что у нас все хорошо, кризис миновал. Но, видимо, прививка не сработала, народ особо не верит. И тогда по некоторым «перекрик-шоу», как я их называю, некоторым ручным «экспертам» позволили сказать, что действительно ситуация сложная, и становится все хуже и хуже. Но дали сказать только кусочек правды. И потом, в нужный момент вот эти самые «эксперты» вдруг подведут нас к мысли: нужно сплотиться вокруг «национального лидера», чтобы не допустить окончательного падения в кризис. Надо просто понимать, кто это говорит, какую часть правды и, наконец, ради чего.

- Тот же депутат Федоров назвал протестующих дальнобойщиков чуть ли не агентами Госдепа. Дескать, за протестом стоят западные силы, пятая колонна и так далее. Что вы думаете о протесте дальнобойщиков, который внезапно и мощно проявился в социально-политической повестке России и, похоже, уходить не собирается?

- Давайте разберемся. Если вводится новый налог, то надо смотреть, насколько он адекватен, направлен на стимулирование нормального поведения тех, кто что-то производит, и на пополнение казны. Но бывают и другие налоги, которые призваны буквально кого-то задушить.

Наш президент фактически признался, в чем суть нового налога на дальнобойщиков. Он сказал, что за речную инфраструктуру перевозчики платят, за железнодорожную — тоже, а за инфраструктуру автогрузовых перевозок — нет. Из-за этого сложился перекос в сторону последних. Есть в этом логика? Да! Это катастрофа для страны, что речные и железнодорожные пути плохо работают в плане грузоперевозок. Но почему пустует та же железная дорога? Да потому что президент отдал ее на откуп своему другу. И что он с ней сделал на протяжении полутора десятков лет? Например, чтобы ограниченному кругу чиновничьих лиц было удобно за 2-3 часа доехать на «Сапсане» из Москвы в Санкт-Петербург, весь грузовой транспорт пустили через север по линии Вологда-Череповец и так далее. Вдумайтесь, какой абсурд! А потом вдруг спохватились: ой, что-то слишком много грузовиков стало, железная дорога не используется в полную силу.

Мне хочется иметь во главе государства морального человека. А что говорит наш президент? Что Ротенберг не занимает никакой государственной должности. Он нас за дурачков держит?

А теперь смотрите: два способа решения проблемы. Либо нужно навести порядок на железной дороге, вкладывать инвестиции в строительство новых железнодорожных путей, совершенствовать логистику движения и тем самым предупредить владельцев грузовиков, чтобы они не вкладывались в свой бизнес. Либо другой способ: а давайте перекроим рынок под своих друзей и их детишек, оставим несколько крупных транспортных компаний, а всех остальных «зарежем». А как? А введем непосильный налог. Это же совсем другая политика, это преступная политика. А дальнобойщики просто осознали, что их хотят «зарезать», многие из них купили машины в кредит, и тут они поняли, что с такими налогами они просто не окупят свои грузовики.

И этот принцип паразитирования сегодня повсюду в нашей экономике. Как я уже сказал, мне все-таки хотелось бы иметь во главе государства морального человека. А что говорит наш президент во всеуслышание? Он говорит, что господин Ротенберг не занимает никакой государственной должности. Это кому он говорит? Он нас за дурачков держит? Никто не знает, что Ротенберг друг президента? Ситуация, когда сын друга президента получает такой масштабный кусок рынка без конкурса, в любой цивилизованной стране это служит основанием для импичмента.

Дефект нашей «элиты»: нельзя паразитировать на ресурсах - что-нибудь сдадим в аренду

- В каких еще сферах вы наблюдаете принцип паразитирования?

- Ну, например, существует какая-то навязчивая идея во что бы то ни стало заселить и освоить пустующие территории. Помните, была попытка создания госкорпорации по развитию Сибири и Дальнего Востока? Это фундаментальный мировоззренческий дефект нашей «элиты». Если нельзя паразитировать на природных ресурсах, давайте что-нибудь сдадим в аренду, будем с этого получать ренту и сами себя убедим, что, если отдадим добровольно, то на нас никто не нападет. Это все совершенно низкопробные идеи. Что идея пересесть с нефтегазовой иглы на транзитную. Что идея сдавать что-нибудь иностранцам в аренду. Что идея завести корейцев, китайцев, таджиков и так далее, а они будут на нас работать за небольшую зарплату. Когда преобладают такие идеи, ни о каком национальном развитии и возрождении речи быть не может.

Потом эти «эксперты» подведут к мысли: нужно сплотиться вокруг «национального лидера». Надо понимать, кто это говорит, какую часть правды и ради чего

Например, у Канады огромные территории никем не заселены, и никто об этом сильно не печалится. Поэтому, я считаю, эта идея абсурдна и бессмысленна. Надо иметь приоритеты в стратегии развития, за счет которого будет расти культурно-образовательный потенциал населения, увеличиваться продолжительность жизни и так далее. А какие регионы приоритетны, сколько сил отдать Дальнему Востоку, сколько отдать Нечерноземью, это уже второстепенные вопросы. Если нет стратегии развития, видения, кем мы должны быть в системе разделения труда к 2030-2050 годам, то самостоятельно рассматривать вопрос о заселении Дальнего Востока не имеет никакого смысла.

- Вы сторонник евразийской интеграции. Но это предполагает полную открытость со странами Средней Азии и свободное передвижение дешевой рабочей силы оттуда сюда. Как это сочетается с вашим тезисом о низкопробности идеи завести сюда иностранных рабочих и эксплуатировать их вдвойне-втройне, раз коренные не хотят так работать?

- Один из фундаментальных тезисов национально-патриотических сил — это необходимость борьбы против плановой замены населения. Необязательно, что всякая интеграция должна вести к размыванию национальной культуры. Давайте посмотрим на Европейский Союз. Разве привело его создание к тому, что идет плановая замена французов немцами? Вроде бы нет. При этом я не уверен, что миграционная политика, например, Ангелы Меркель проводится в интересах немцев. Можно помочь некоторым беженцам, спасти их, это здорово. Но когда идут неконтролируемые потоки беженцев, что может привести к этническому напряжения и в конечном счете размыванию коренного этноса, то в отдаленной перспективе может случиться катастрофа. Давайте посмотрим на опыт Советского Союза. Да, в основе его идеологии лежал интернационализм. Но там действовала система прописки, и она сдерживала массовое перемешивание. Да, взаимное обогащение культур происходило, но дело не доходило до хаоса.

Что нужно делать в рамках евразийской интеграции? Чтобы сюда массово не ехали таджики и узбеки выполнять низкоквалифицированную работу за маленькую зарплату, нужно помогать в самом Таджикистане строить производства. Такие, которые были бы выгодны и России, и странам Средней Азии. И тогда эти люди останутся работать у себя на родине. И, соответственно, угроза этнической замены населения исчезнет. Но любую идею, в том числе и евразийство, можно извратить и вместо единого экономического пространства строить новую вавилонскую башню.

- Еще о евразийском пространстве. Ключевое внешнеполитическое событие уходящего года – вступление России в сирийскую войну. За что мы там сражаемся?

- Первое. Союзников нужно защищать, их нельзя предавать. Всякий, кто предает союзников и своевременно их не защищает, тот лишается доверия, необходимого для установления любых союзнических отношений в будущем. Достаточно того, что, вступив в ВТО, мы, таким образом, предали и Казахстан, и Белоруссию. Правда, Казахстан потом, спустя три года после нас, все-таки вступил в ВТО. Но теперь Евразийская экономическая комиссия (постоянно действующий наднациональный регулирующий орган Евразийского экономического союза России, Беларуси, Казахстана, Армении и Кыргыстана – ред.) думает, а какие же меры предпринять, чтобы защитить Россию и Белоруссию от того, что Казахстан вступил на условиях, еще более вскрывающих наш общий рынок, нежели это было. Подчеркиваю, первой предала Россия. Сначала она заявила, что вступать будем вместе, а затем вступила в одностороннем порядке. Россия не должна демонстрировать себя как готовая к предательству. Мы должны защищать союзников.

Наверняка в Фонде борьбы с коррупцией есть честные, ищущие и неподкупные люди. Они и должны возглавлять такие институты, как Счетная палата

Второе, что касается конкретно Сирии. Надо разобраться: мы защищаем Сирию как нашего союзника? Или мы объявили войну ИГИЛ (запрещенная в России террористическая организация – ред.)? Если последнее, то это уже не иначе как в интересах и в угоду США. Это для меня абсолютно неприемлемо. Мы не должны ни в коем случае вступать в так называемую коалицию по борьбе с ИГИЛ, потому что эта организация — порождение США, для того и созданное, чтобы всех нас втянуть в этот хаос.

- Как бы нам в нем не увязнуть. Может, отменить воинский призыв и создать контрактную армию? Может, в профессиональной армии жизнь человека будет цениться больше? В этом году из-за обрушения казармы в Омске погибли 24 солдата-срочника…

- Нас все время ставят перед выбором: либо мы вообще не будем защищать нашу Родину, либо будем защищать нашу Родину в феодально-рабских условиях, когда за смерть военнослужащего никто всерьез не отвечает. Но я не соглашусь с отменой воинского призыва. Государство с самой большой территорией в мире не может себе этого позволить. Нашу планету ждут непонятные катаклизмы. Посмотрите: на дворе декабрь, а в Москве зимой только-только повеяло. Происходят непонятные вещи с климатом Земли. В таких условиях природные ресурсы становятся самым главным, что необходимо будет защищать. К этому мы должны быть готовы. А обрушение здания — это вопросы халатности и коррупции, с которыми, конечно, нужно бороться.

Жесткой позиции представителей церкви и верующих политиков не вижу

- Вы столько говорите о моральной стороне власти, позвольте задать вопрос о роли РПЦ в нашем обществе. На протяжении всего 2015-го ее сотрясали конфликты и скандалы, а под конец года своего поста лишилась одна из «говорящих голов» этой организации Всеволод Чаплин. Считаете ли вы, что сегодняшняя церковь способна влиять на моральный климат власти и общества, быть хранительницей тех самых «духовных скреп», о которых говорил президент?

- Я сам человек нерелигиозный и невоцерковленный. Но среди моих читателей наверняка есть люди не просто религиозные, но и с великим уважением относящиеся к церкви. Поэтому я не хотел бы высказывать свое стороннее мнение, чтобы не затронуть их чувства. Но могу сказать, что всякий институт, независимо от его исходного предназначения, может как развиваться, так и деградировать, соответственно, он может играть как позитивную, так и негативную роль в обществе. Я был бы очень рад, если бы церковь, как общественный институт, играла активную социально-ориентированную роль. То есть, если наши руководители являются воцерковленными, каждое Рождество стоят перед камерами в церкви со свечечками, так, может быть, они будут работать на благо всего общества? Например, внедрят прогрессивную шкалу налогообложения или систему существенного налогообложения крупных наследств, как это есть, например, во Франции. Это как раз и могло бы быть позитивной ролью данного института.

Если наши руководители каждое Рождество стоят перед камерами в церкви со свечечками, так, может быть, они будут работать на благо всего общества?

Далее, я был бы рад, если бы церковники и наши верующие руководители возвысили свой голос до борьбы с таким мировым злом, как ростовщичество. Это не призыв к отказу от банковской системы вообще. Но это, прежде всего, жесткая моральная постановка вопроса, а затем и поиск инструментальных решений. Это могут быть элементы исламского банкинга, то есть банковская система с разделением ответственности за результаты в будущем, это могут быть какие-то другие новые инструменты. К сожалению, жесткой позиции по данным ключевым вопросам среди представителей церкви и верующих политиков я тоже не вижу.

И, наконец, фундаментальный дефект нашего государства — это феодальное наплевательство верхов к низам. Я понимаю, что в семье не без урода. Но все-таки церковь должна быть ответственна за то, что ее представители на шикарных машинах в нетрезвом виде устраивают ДТП с фатальным исходом. Но складывается впечатление, что церковь, наоборот, их покрывает. Еще раз подчеркну, я сторонний человек, я лишь высказываю мнение, как сделать роль церкви позитивной.

- А почему российский народ нетребователен к коррупционерам? Почему он только возмущается, но не настаивает на ужесточении антикоррупционного законодательства, строгости и эффективности деятельности правоохранителей?

- Первое. Окончательного ответа у меня нет. Второе. Но все ли народы мира в этом смысле дееспособны? Оказывается, нет. И третье: все ли народы мира выживут? Нет, были ассирийцы, а теперь их нет. У нас не должно быть иллюзий. Даже если вокруг все недееспособны, это не значит, что мы тоже должны быть такими же. Единственное, что могу сказать: если мы вместе будем к этому стремиться, то станем способными и ужесточить антикоррупционное законодательство, и добиться эффективности правоохранителей.

Невозможен никакой путь развития при продолжении уничтожения образования, науки и здравоохранения

- Представим, что в России каким-то образом поменялась власть. Какое мировоззрение должен нести новый лидер России?

- Ситуация многовариантна, я допускаю множество путей развития. Но невозможен никакой путь развития при продолжении уничтожения образования, науки и здравоохранения. Приведу пример. Наш президент заявил, что мы станем мировой житницей. Моя точка зрения – это путь бесперспективный. Чтобы стать такой житницей, надо иметь свой племенной и семенной фонд, а для этого нужно, как минимум, возродить свою науку. Предположим, мы согласились покупать племенной и семенной фонд за рубежом, но это значит, что основные доли прибыли мы будем отдавать за рубеж. Дело в том, что мировой рынок продовольствия устроен так, что если его поставщики не являются главными регуляторами, то они всегда остаются в минусе, потому что мировые цены на продовольствие поддерживаются на грани рентабельности. В ключевых индустриально развитых странах сельское хозяйство поддерживается совсем другими методами - за счет промышленной и технологической продукции. Ориентация на то, чтобы стать мировой житницей, означает лишь одно — мы будем хвастать, сколько зерна мы вывезли, а наш крестьянин будет бедным и голодным. А главное, денег на промышленное и технологическое развитие все равно не будет. То есть, с моей точки зрения, это способ несколько раз перезимовать, но это не путь развития. Путь развития — это научно-технологическое развитие. А сельское хозяйство необходимо развивать, прежде всего, для полномасштабного самообеспечения. Все остальные нюансы многовариантны.

Они там наверху неумолимо подводят нас к гражданской войне

- Мы обсуждаем возможность смены власти. Готовы ли вы сами участвовать в выборах в Госдуму в 2016 году?

- Сегодня приход в Госдуму является в большей степени вопросом личной судьбы и вопросом личного преуспевания того или иного человека, нежели вопросом возможности повлиять на ситуацию в стране. Если же вдруг я увижу, что участие в выборах Госдумы даст возможность на что-то повлиять в стране, то я его приму. Но пока речи об этом не идет.

Олигархическая «элита» делает все, чтобы забетонировать подступы к власти. После переворота в 1993 году война продолжается

Говоря о возможном участии в выборах, нужно иметь в виду, что нынешняя олигархическая «элита» делает все, чтобы забетонировать все подступы к власти, чтобы не допустить в госорганы национальные и социально-ориентированные силы. Сейчас, после переворота в 1993 году, по сути, война продолжается, хотя перевес сил и не на нашей стороне. Но, как говорится, пока жив — сражайся. Я сам не военачальник и не могу вам сказать, в какой стадии сейчас находятся военные действия. А те, кто ведет эту борьбу, вам публично не будут говорить, что они делают, чтобы взять власть, иначе противник узнает об этих планах и предпримет шаги, чтобы их не допустить.

- Не опасаетесь, что в случае прихода к власти национально ориентированных лидеров, может возникнуть новый 1937-й?

- Нужно трезво понимать, что, с одной стороны, растет ожесточение, обоснованная ненависть к тем, кого можно именовать паразитами. С другой стороны, нельзя загонять крысу в угол. Искусственно создается ситуация, когда выхода как будто бы нет: либо сидите тихо, либо будет страшная гражданская война. Я не пацифист. Я не утверждают, что война невозможна. Но мы должны прикладывать все усилия к тому, чтобы эта война была быстрой и наименее кровавой. Но посмотрите, что происходит сегодня. Сверху целенаправленно насаждается снижение образовательного и культурного уровня. Это прямой путь к войне. Выступая против уничтожения образования и культуры, мы как раз-таки работаем против завтрашнего кровопролития и выступаем за мирное решение проблем.

- Чего нам ждать от года грядущего? Ясно, что снижение мировых цен на нефть и западные санкции ничего хорошего российской экономике не сулят. На ваш взгляд, возможны ли социально-политические потрясения в России в ближайшие пару лет? Возможно ли возвращение страны в хаос 1990-х годов?

- Во-первых, что касается цен на нефть. Я считаю, что Россия не должна придерживаться курса паразитирования на наследии предков, на продаже природных ресурсов. Чем ниже цены на природные ресурсы, тем больше мы должны развивать собственные науку, технику и производство. При этом все разговоры про постиндустриальное общество, про новые технологические уклады, в которые нужно влиться, а про старые забыть, не имеют никакого отношения к реальности. Без авиации, судостроения, энергетики и так далее новые технологические уклады не к чему будет применить.

Сверху целенаправленно насаждается снижение образовательного и культурного уровня. Это прямой путь к войне

Во-вторых, про возврат в 90-е. Приведу два примера. Молодой парень, 24 года, приходит в поликлинику, у него боли в животе, тошнота и прочие симптомы. Что было бы 2-3 года назад? Направление на УЗИ, гастероскопия и так далее. Но ему выписали какие-то таблетки и отправили домой. Другой пример. Девушка, лет 20 с небольшим, у нее острые боли в животе, вызывают скорую помощь. Врачи приехали, посмотрели, дали но-шпу и уехали. Боли не проходят, снова звонят, переключают с одного телефона на другой, долго ждут. Наконец, дозваниваются, скорая помощь снова приезжает. Забирает, увозит в больницу, выясняется, что у девушки разрыв какого-то органа, делают операцию. И это происходит в Москве! А что происходит в провинции? Еще пять лет назад нельзя было такое представить.

Что происходит, спросите вы? Здесь не просто уничтожается здравоохранение. Из людей, из врачей делают людоедов, их заставляют так себя вести. Потому что страховые компании их штрафуют за то, что они выписывают лишние назначения, их стимулируют к тому, чтобы они выписывали как можно меньше больничных. Не просто ограничивается ваш доступ к здравоохранению, а сеется жестокость в сердцах. Ведь вы врага увидите не где-то там наверху, а в этих людях на скорой помощи, во врачах. Они там наверху неумолимо подводят нас к гражданской войне, делая из нас ненавистников друг друга. Вот куда мы движемся сегодня. Вот к чему нужно готовиться.

Справка

Юрий Болдырев, политик, государственный деятель, экономист, публицист, стал известен стране в 1989 году как народный депутат СССР от Ленинграда. Тогда он с огромным перевесом победил на выборах первого секретаря Ленинградского горкома КПСС Анатолия Герасимова. В 1990 году Юрий Юрьевич участвовал в последнем, XXVIII съезде КПСС, на котором предложил добровольно передать партийное имущество народу. В том же году вышел из рядов партии. В период с 1990 по 1992 годы Болдырев был членом Высшего консультативного совета при председателе Верховного Совета РСФСР Борисе Ельцине, затем – при первом президенте России.

В 1993 году, на выборах Государственной Думы, Юрий Болдырев, совместно с Григорием Явлинским и Владимиром Лукиным, возглавил избирательный блок «Яблоко» (название будущей партии составлено по первым буквам фамилий ее создателей). Однако в Думу, на гарантированное ему результатами выборов депутатское место, не пошел, а 1995 году покинул «Яблоко» из-за несогласия с политикой партии (позже, на выборах Госдумы в 2007 году, сотрудничал со «Справедливой Россией»). В 1996 баллотировался на пост губернатора Санкт-Петербурга, считался одним из наиболее сильных соперников Анатолия Собчака. Именно против Болдырева был направлен введенный перед выборами «ценз оседлости». Собчак тогда проиграл Владимиру Яковлеву, Болдырев занял третье место, не поддержав ни одного из фаворитов. Принимал участие в выборах петербургского губернатора и в 2000 году, также заняв третье место.

У меня более пессимистичное видение будущего страны, чем у моих коллег
Юрий Болдырев

Если говорить о деятельности в исполнительной власти, то в 1992 году Юрий Болдырев был назначен главным государственным инспектором РФ – начальником Главного Контрольного управления при президенте РФ (позже аналогичную структуру возглавляли Алексей Кудрин, следом - Владимир Путин). Болдырев настаивал на деполитизации деятельности Контрольного управления, добивался отставки глав регионов, лояльных Ельцину и, войдя в конфликт с руководителем администрации президента Сергеем Филатовым, был освобожден от должности. В 1993-м был избран жителями Петербурга членом Совета Федерации. С 1995 по 2001 годы Юрий Болдырев – заместитель председателя Счетной палаты РФ. Открыто заявлял о крупномасштабном расхищении чиновниками бюджетных средств. По результатам работы в Счетной палате написал несколько книг (в том числе «О бочках меда и ложках меда», «Похищение Евразии»), посвященных конкретным фактам коррупции в высших органах российской власти.

В настоящее время Юрий Болдырев – участник Экспертного совета международного аналитического журнала «Геополитика», член экспертного совета при фракции «Справедливой России» в Государственной Думе.