Лесть и Власть

15
ноя
2012
Прочитано: 3514
Категория: Мысли вслух
Автор: Константин Посторонко

Со времен возникновения первых признаков власти Лесть является неотъемлемым её спутником. Подобно паразиту на теле хозяина, с вожделением непосредственного участия Лесть восседает во всевозможных укромных местах Власти и усердно пытается доказать ценность своей сопричастности к деяниям своего владыки.

Свита

Лесть свиты - самый яркий и вредоносный подвид Лести. Яркость ей придаёт постоянное глянцевое присутствие на фоне Власти. Повсеместно сопровождая господина, Лесть пытается всеми имеющимися органами чувств уловить настроение и желания Власти. Не успеет Власть одобрительно кивнуть головой - Лесть многократным  эхом вторит хозяину. Только Власть нахмурит брови – десятки ног уже втаптывают в грязь объект недовольства. И уже не столь важно, что возможно причиной недовольной мимики господина было плохое настроение, либо неважное самочувствие. Но дело сделано, и признавать ошибки вроде некому. Власть вроде не при деле,  а Лесть чрезмерно горда собой, ведь не чужая для Власти.

Лесть свиты, достигнув определенной вершины насыщения настолько облепливает своего хозяина, что формирует непробиваемую изоляционную оболочку между Властью и обществом. Как следствие – потеря адекватного восприятия реальности.

Трубадуры

Лучшие представители советской школы журналистики, заточенные современными западными технологиями манипулирования массовым сознанием – мощнейшее проявление паразитизма на теле Власти.

Умение беспардонно и правдоподобно врать дано не каждому, для этого нужен особый талант. Для остальных на поприще Лести существуют и другие действенные методы. Полуправда, как метод сокрытия части информации о совершенном событии - хорош собой. А как быть с тем, когда и о самом событии необходимо умолчать? Всё просто - взять и нагло промолчать.

Но рано или поздно наступает момент, и молчать приходится буквально обо всём. Тогда возникает риск образования информационного вакуума. Не беда, главное заполнить все прорехи жёлтыми отходами и нечистотами.

Опричники

Нет более яростной и откровенной лести, чем Лесть опричника. Постоянно доказывать свою преданность хозяину, находясь на определённом удалении от него, задача не из простых, поскольку необходимо быть услышанным самой персоной восхваления.

Есть два основных мотива, преследуемые Лестью опричников. Первый -  приблизиться и подняться повыше с пяток Власти. Второй - сохранить дистанцию от вершины Власти, удаление обеспечивает ровную стабильность. Независимо от конечного желания существует строгая закономерность – чем больше грешен и некомпетентен опричник, тем громче и слаще его Лесть.

Благодарная массовка

Лесть – не лесть, без массовых признаний, рукоплесканий, одобрений тех, от кого она якобы адресована, ведь преподносится она как чаянье всего народа. Аплодисменты, переходящие в бурные овации успешно реализовываются радостными лицами на фоне выглаженных стягов; длинноногими моделями в роли слушателей «правильных» речей политиков; участниками телешоу, бурно обсуждающих того или иного правителя прошлого.

На первый взгляд всё гладко и красиво. Отнюдь, все усилия Лести массовки постоянно направлены на приучение обывателя к двум базовым аксиомам. Пастораль современности – это заслуга Власти. Ужастики современности – неизбежная необходимость в этой Власти.

Медвежья услуга

Лесть постоянно бдит на всех рубежах собственного самосохранения и первая рьяно в штыки воспринимает любую попытку конструктивной критики Власти. Потому как является основной причиной недовольства, а любое устранение источника паразитизма несет смертельную угрозу не столько Власти, сколько непосредственно самой Лести.

Как бы Лесть не пыталась представить свою значимость для Власти, она всего на всего паразит на его теле. Всё чего бы она ни предпринимала, идет только во вред Власти. И как только Власть начнет сдавать и подавать признаки своей хвори, тут же, не задумываясь, спрыгнет с тела своего хозяина, и направится на поиски нового.

Способность Власти трезво реагировать на критику характеризует глубину поражения её недугом Лести.