Главная » Россия без границ » Рассеянная Русь

Рассеянная Русь

21
дек
2012
Прочитано: 2283
Категория: Россия без границ
Автор: Марина Струкова

Они русские, но для многих из них до сих пор остаётся второй родиной узбекский, таджикский или казахский город, замирает сердце при звуках восточной речи, помнится вкус настоящего плова, запахи азийской весны, у них и в характере остались восточные черты. Но всё же эти люди здесь. Обживаются, отправляют детей в школы, привыкают быть русскими в России.

Когда рухнул Союз... Многое изменилось, когда он рухнул, а западные спецслужбы и исламистские организации набросились на неуверенные, но амбициозные бывшие республики, насаждая там русофобию, чтобы застраховать себя от возрождения великой страны, использовать потерянные ею области в своих политико-экономических интересах. Три фактора обусловили переселение русских на историческую родину: вопрос безопасности, вопрос работы, вопрос культуры. Они взаимосвязаны. Выход из этого треугольника только один - туда, где готовы принять.

Местные жители стали неприветливей, на улицах появились люди с автоматами, ночами боевики врывались в квартиры, вынуждая уезжать, отдавать имущество за бесценок. Независимость там укрепляли не мерами, стимулирующими рост экономики, а законами, ограничивающими употребление русской речи в обучении, на телевидении, на работе. Зачастую квалифицированного русского специалиста, не знающего местный язык, заменял малообразованный приезжий из кишлака. К тому же у азиатских народов сильна поддержка родственников, людей одного клана, куда русские не входили. Они, при советской власти приезжавшие поднимать окраины, теперь потеряли средства к существованию. Впрочем, был случай, когда во время  военного конфликта в одной из республик русских рабочих просто закрыли в цехах, чтобы не разбежались, там они и ночевали. Странный способ удержать, средневековый.

Читая форумы, где общаются переселенцы, понимаешь, что будь там, откуда они прибыли, благополучная обстановка, оставайся соседние страны частью нашего культурного пространства, эти люди и ныне достойно представляли бы русский народ на Востоке и Западе, развивая евразийскую цивилизацию под русским протекторатом. Многие из них и сейчас говорят: «Наша Родина - Советский Союз», с печалью вспоминая годы, когда всё было иначе. Хотя посторонние обвиняют русских в том, что те быстро забывают в чужих краях свою национальность, эти люди не забыли, гордились ею, осознавая, что значит их присутствие. Особенно в Азии. Собственно, это была мирная экспансия России, которая пришла учить, лечить и строить.

Русский империализм - не американский. Книги вместо бомб.

Мой родственник работал  врачом в Оренбурге, давно, думаю, в 70-е, и рассказывал, как лечили они местных кочевников. Конечно, Оренбург, слава Богу, и сейчас наш. Но вот штрих к портрету русского «империалиста», а скорее, как пишет Тимур Зульфикаров, «русского Божьего необъятного человека». Группы врачей выезжали в степь, везли с собой лекарства. Многие жившие там казахи страдали тем же, чем и овцы - лишаи, чесотка. Врачи ставили корыта, те, из которых поили овец, наливали туда лекарство. Больные раздевались, выстраивались в очередь. Врачи брали кисти для побелки и наносили ею мазь на запаршивевших пациентов. Такая вот колонизация... Это и к вопросу, каждый ли народ способен быть имперообразующим, когда некоторые и сейчас находятся на иной стадии развития или быстро вернутся к ней без русской опеки.

Поначалу на постсоветских окраинах царила эйфория. Так же, как и у нас в 90-е, когда большинство упивалось свободой говорить, что вздумается, пока меньшинство прибирало к рукам фабрики, месторождения, корабли, прессу. Эйфория обратилась в хаос - разные политические и социальные группы боролись за власть. И если в России разгул «братков» всё же был на втором плане, а основную массу населения это не трогало, то на Востоке шли уличные бои, происходили расстрелы, и часто под удар попадали русские, на которых вымещали свои неудачи исламисты и экстремисты разных мастей.

У меня есть два  свидетельства коллег по перу, талантливых поэтов, авторов «Завтра», которые когда-то переехали в Россию. Владимир Шемшученко родился в Караганде, а Диана Кан в Термезе. Сейчас Диана проживает в Новокуйбышевске (город-спутник Самары), а Владимир в Санкт-Петербурге.

Рассказывает Диана КАН: «У меня к узбекам отношение сложное, наверное, родственное. Когда мы уехали, в 1983-м году, русских ещё не били, но антирусские настроения нарастали, и стычки уже имели место. Однажды я стала не просто свидетельницей, но участницей такой. Один басмач недобитый мою маму на рынке оскорбил за то, что она русская, и мама так побледнела, что со мной что-то случилось, короче, я, 17-летка на тот момент, чуть не избила мужика-узбека на рынке... сцена, наверное, была жуткая, и видимо, тогда мама поняла, что надо уезжать, ибо ничем хорошим это не кончится.  В Термезе, где узбекского населения было не большинство - в основном приезжие военные, ещё с детства помню, что спокойно девушкам по улицам ходить было нельзя, узбекские подростки приставали. И я постоянно дралась с ними, и с таким агрессивным выражением лица привыкла ходить: "не подходи - убьёт!", что потом в России долго ещё носила эту «маску». Мы с сестрой, приехав в Оренбург, первое время наслаждались возможностью спокойно гулять  по улицам. А сейчас вот и в Новокуйбышевске мигранты так порой смотрят, что с содроганием вспоминаешь раннюю юность в Термезе. Повыкидывали они  русских из Азии, а сами сюда заявились, и ведут себя всё наглее. Ну, приехали в Россию, живите по законам России. Нет! Они везут свои звериные законы к нам, вот что плохо. Но с другой стороны, узбеков я всё равно люблю в глубине души. По сути, они нормальные. Пока Сталин проводил мудрую национальную политику, пока заставлял во время войны работать на страну нашу - общую тогда, когда они последним куском лепёшки делились с эвакуированными, они русских и любили. Мы любим то, о чём заботимся. 

И потом все это улучшенное финансирование окраин в ущерб метрополии плохо кончается. Самые перегруженные финансами территории откалываются первыми, и первыми же ненавидят империю, их вскормившую в ущерб себе. А мама моя, кстати, когда отец после военного училища служил в Туркмении, очень высокого мнения была о туркменах. Она помнит, что, видя, что она русская, ей на рынке цены снижали, сумки  таскать помогали и т.д. Это было в конце 50-х годов, видимо, ещё на инерции вот этой военной спайки наций кровью и железом во время Великой Отечественной. 

Но вот что хочу про узбеков сказать. Уже несколько раз было - едешь в автобусе, бабулёшка русская стоит, ни один русский парень или мужик места ей не уступит, если и уступят - нацмены. И это тоже правда, и кто знает - почему в одних случаях одни и те же люди поступают как люди, а в других с точностью до наоборот. Тут стоит призадуматься. Хотя... тут в самом себе не разберёшься. А о целой нации говорить...».

Рассказывает Владимир ШЕМШУЧЕНКО: «Я с перерывами прожил в Караганде сорок три года и до сих пор являюсь членом СП Казахстана.  Мой отец закончил КазГУ в Алма-Ате,  и по распределению приехал учительствовать в ту же Караганду, где я и родился. Уехал я из Караганды в 1999 году. После разгрома СССР для нас, нетитульных, наступили не лучшие времена. По Указу Назарбаева 50% всего эфирного времени на ТВ в лучшее время было отдано вещанию на казахском языке, то же произошло и в печатных изданиях, а для нас, пишущих, - это было смерти подобно. Да, кстати, я принял решение о переезде после того, как сын-первоклассник пришёл из школы и сказал, что с завтрашнего дня они будут каждый день петь гимн республики Казахстан на казахском языке. Больше школу там он не посещал.

Тогда через Казахстан уходило нетитульное население Таджикистана, Узбекистана. Киргизии, Туркмении с аховыми последствиями. Мы стали чувствовать себя очень неуютно в недружественном окружении. Это сейчас всё подуспокоилось, а тогда 3-х комнатная квартира в Караганде стоила 300 долларов, а в Чимкенте - мешок сахара. Да и то никто не покупал, так как провозглашалось, что всё равно это будет забрано даром. Много ещё неприятного было. К примеру, после моего отъезда в газетах писали, что наконец-то убрался русский шовинист Шемшученко.

Но не менее гнусным оказалось то, с чем мы столкнулись здесь, в России, одной только паспортно-визовой эпопеи и получения гражданства хватило бы на десять томов...

Понятно, что тварь Ельцин и иже с ним выполняли заказ на отсечение 50 миллионов наших людей от метрополии и оставляли их на съедение.

Я, кстати, недавно побывал  в Алма-Ате, выступал, вёл мастер-классы по поэзии. Сейчас они меня хвалят, даже в университетах студенты пишут дипломные по моим стихам. Такие вот дела.

*   *   *

Империя не может умереть!

Я знаю, что душа не умирает.

Империя - от края и до края -

Живёт и усечённая на треть.

 

Она живёт в балтийских янтарях.

Она живёт в курильских водопадах.

Она - и День Победы, и "Варяг".

Она во всём, что мне для жизни надо.

 

Оплаканы и воля, и покой,

И счастье непокорного народа...

Имперская печаль - иного рода:

Она созвучна с пушкинской строкой.

 

Она клеветникам наперекор

Глядит на мир влюблёнными глазами.

Она не выставляет на позор

Оплаченное кровью и слезами.

 

Пусть звякнет цепь! Пусть снова свистнет плеть

Над теми, кто противится природе!

Имперский дух неистребим в народе.

Империя не может умереть!»

 

Нет худа без добра - благодаря приезду моих собеседников Россия обрела замечательных поэтов, которые уже сейчас являются гордостью нашей национальной литературы.  Слова Владимира об интересе к его поэзии обнадёживают - неужто соседние народы начинают понимать, что процессы сжатия русского культурного пространства негативно отразились на них, и Восток с новой надеждой смотрит на Россию?

Нельзя не вспомнить и о тех наших соплеменниках, кто остался на западных окраинах. В странах Прибалтики проживает 1,6 млн. русских. В Литве подавляющее большинство русских имеют гражданство этой страны, в Латвии на 2011 г. 60,1 % русских - граждане Латвии, а 34,6 % - «неграждане», которые не имеют права голосовать и работать на определённых должностях. Сегодня к этой категории относятся около 300 тыс. человек, в основном этнических россиян. В Эстонии значимы три группы: граждане Эстонии, граждане России и «лица с неустановленным гражданством» (апатриды - «неграждане», на которых в Эстонии распространяются многочисленные ограничения на профессию, на приобретение недвижимости и ряд других), по данным переписи 2000 г., соответственно 40,4 %, 20,9 % и 38,0 % русских жителей страны, но их проблемы постепенно решаются. Многие стали россиянами, а последний всплеск интереса к гражданству Эстонии пришелся на 2004-й, когда страна вступила в Евросоюз.

На территории Латвии русские проживают так давно, что их можно отнести к государствообразующей нации, однако именно там им приходится сложнее всего. Может быть, проблема в том, что они не очень настойчиво отстаивают свои права, заявляют о политических претензиях? Такой уж мы терпеливый народ. И это притом, что «неграждане» рождены на территории Латвии, или переселились туда во времена СССР. На бесправных русских вымещают ненависть к  советскому прошлому, к коммунизму, как будто сами латвийцы не прославились кровожадными «латышскими стрелками» в Гражданскую. Памятник этим живодёрам до сих пор стоит в Риге. А вот музей, им посвящённый, теперь называется Музеем фашистской и советской оккупации. Естественно, перед русскими в таком краю встаёт выбор - признать себя представителями чужого народа, забыть родной язык и выжить или уехать в Россию.

В Украине русских около 20 млн. - такую цифру назвал премьер-министр Николай Азаров. Хотя другие источники называют 12 млн. Думаю, путаница связана с тем, что при родстве  наших народов многие украинцы порой могут идентифицировать себя как русских, а русские себя как украинцев. Как бы то ни было, цифры огромные. И это должно учитываться украинским руководством. Как мы знаем, самая серьёзная проблема русских в Украине это возможность получать образование на русском языке. Да, общаться на русском никто никому не мешает, но в 16 областях Центра и Запада Украины только 26 русских школ из 13 тысяч, а это 0.2%. По дороге на Украину, куда я ездила несколько раз, при пересечении границы постоянно слышала ругань украинцев же в адрес тех, кто границу эту выдумал -  она казалась людям лишней, нелепой, искусственной. А в городах, которые посещала - Львов, Киев, Хотин, Каменец-Подольский, Хмельницкий - встречала только радушное отношение местных жителей, хотя с пограничниками проблема возникла, но это представители власти.

В соц.опросе на mail.ru, а там сразу можно услышать «глас народа», не посещая сайты ангажированных разными, зачастую либеральными, организациями статистических центров, мнения по поводу проблемы русского языка разделились, некоторые сказали, что она надумана, но всех респондентов тревожило то, что «Украина всячески пытается откреститься от общей с Россией истории. Вот это абсолютный культурный коллапс!» 

Наверное, только в Беларуси у русских, а их примерно миллион, не возникает подобных проблем благодаря мудрой политике Александра Лукашенко.

Вторым после Украины регионом, где проживает большинство наших «зарубежных» соплеменников, является Центральная Азия, на территории которой ко времени  исчезновения СССР находилось  9,5 млн.  русских.  Сейчас в Центральной Азии по данным на 2007 г. осталось 5,5 - 5,7 млн. русских. Примерно 60% от  проживавших ранее. Остальные уехали.

 Русским, ставшим заложниками перемен, требовалась законодательная защита со стороны исторической родины, и в 2006 году по инициативе Президента Владимира Путина была принята Государственная программа по поддержке переселения соотечественников. Поначалу реакция на неё была одобрительной и здесь, и за границами РФ, но постепенно стали возникать тревожные вопросы, потому что неясная трактовка российским законодательством понятия «соотечественник»  вызывает скептическое отношение у русского населения, а мнение титульной нации должно учитываться, не так ли? В соответствии со ст.1 Федерального закона о государственной политике РФ в отношении соотечественников за рубежом № 99-ФЗ от 24 мая 1999 г., под понятием «соотечественники за рубежом» подразумеваются не только граждане России за пределами РФ, но и эмигранты из России и СССР, утратившие российское гражданство, а также все граждане СССР, проживающие за пределами России. По закону соотечественниками являются и потомки лиц, принадлежащих к вышеуказанным группам, за исключением потомков лиц титульных наций иностранных государств. Получается, что соотечественниками, имеющими право на переселение и поддержку, в том числе финансовую, являются все народы СССР. Но сюда и без того переселилась половина коренных жителей Азии! Даже в нашем оглушённом толерантностью обществе, как свидетельствуют результаты опросов, соотечественников выделяют, во-первых, по национальному признаку.

В следующем году вступит в силу обновлённая программа добровольного переселения соотечественников в Россию. Она подготовлена с учётом опыта предыдущей программы, которой воспользовались около 100 тысяч человек. Сто тысяч - меньше, чем планировалось, но серьёзная цифра. Так кто же явится на просторы России - свои или чужие? Почему бы киргизам не поднимать Кыргызстан - своё отечество, казахам - Казахстан и так далее, а не использовать лазейки в российском законодательстве, напоминающем дырявый плетень? Но ведь и создатели законов явно знали, к чему приведут неточные формулировки. В Интернете проблема мигрантов, переселенцев и чиновничьих проектов активно обсуждается. Особенно встревожила народ внесённая недавно в Государственную думу законодательная инициатива сенаторов Ильяса Умаханова, Владимира Джабарова и Вячеслава Фетисова, которая предполагает введение упрощённой процедуры приёма соотечественников в российское гражданство. В соответствии с ней соотечественник вправе получить российский паспорт без соблюдения пятилетнего срока проживания в России, без подтверждения законного источника существования и без сдачи экзамена на знание русского языка. И вот это уже не просто настораживает, а вызывает протест. Что же за соотечественники к нам ринутся? Даже без знания языка. Характерная реакция: «Попытка замаскировать  облегчение миграции азиатам интересами русских - выглядит дурно».

Даже без программы «Соотечественники» международные соглашения Российской Федерации гарантируют упрощенное получение нашего гражданства киргизами, казахами, беларусами. Таджики могут продолжать оставаться гражданами своего государства, и одновременно стать владельцами российского паспорта. Многие  пользуются такой возможностью. В соответствии с соглашением, с 1997 года гражданство Российской Федерации приобрели более 300 тысяч граждан Киргизии, из которых, по статистике, 60% составляют киргизы, 20% - узбеки и 20% - русские. Соотношение не в пользу последних. На законодательном уровне эту проблему не решить. Может, нужны  какие-то негласные директивы. Слышала, что порой в миграционной службе, судя по отзывам переселенцев, к русским более благосклонны, конечно, на уровне неофициального общения. Так и должно быть. Ведь они вернулись в страну, которую строили и защищали их предки. Россия - их законное наследие. А мы, скажем прямо, во-первых, ждём славян, потому что нас сближают менталитет, религия, общая история, но при либеральной диктатуре невозможно и некому издать закон, ориентированный только на своих. И, наверное, хорошо, что есть государства, не заинтересованные в потере коренного населения. Так официальный Ереван на днях решительно выступил против программы «Соотечественники», поскольку обеспокоен демографической ситуацией в Армении. 

Пока Госдума приняла в третьем чтении закон, обязывающий иностранных мигрантов, работающих в РФ в сферах ЖКХ, торговли и услуг, проходить тестирование на знание русского языка, владеть которым они должны хотя бы на базовом уровне и получить соответствующий сертификат, удостоверяющий это. Но, на мой взгляд, такое тестирование они должны проходить при въезде в Россию и к тому же показывать документы об образовании. Чтобы  соответствующие органы могли заранее отсеять зёрна от плевел - перспективных образованных людей от намеренных «зарабатывать» наркоторговлей и выхватыванием сумок на тёмных улицах. Иначе неизбежен вопрос: может быть, власти нужен просто надёжный электорат для следующих выборов? Так что отношение к упомянутым соглашениям и к новым законопроектам двойственное. С одной стороны, где-то за границей страдают среди враждебного населения наши соплеменники. С другой, представители этого же населения рвутся стать гражданами России, а значит, избирать и быть избранными, в итоге влиять на политику и, в глобальном смысле, на историческую судьбу нашей Родины.

Некрасивую роль играют в происходящем процессе некоторые националисты. Оказывается, они сотрудничают с оппозицией азиатских государств, той, что кричит: «Русские, вон!» И даже проводит выездные тренинги для их лидеров. Это не афишируется. Но если об этом заходит речь, доморощенные наци оправдываются  необходимостью вернуть русское население в Россию. Видимо, считают, что хорошим стимулом для возвращения русского человека будет нож, приставленный к горлу.

Поясняют, что якобы поддерживают просвещённых оппозиционеров, выступающих против ваххабитов. Критикуют «тоталитарные» режимы, которые должны смениться более демократичными. Но мы понимаем, что на самом деле всё просто - «пятая колонна», финансируемая Западом, борется с влиянием России на постсоветском пространстве и с правительствами, которые в какой-то мере дружественны ей. С Евразийским союзом.

***

Пора сделать выводы из происходящего. Во-первых, необходимо вернуть в паспорт графу «национальность» - пусть каждый своим выбором открыто заявит, на благо какого народа готов честно работать. Во-вторых, в законе чётко сформулировать, что право на возвращение имеют только русские или их потомки, а также потомки коренных народов России. Не толерантно? Но есть классический пример - Израиль, куда могут репатриироваться  только евреи или те, у кого кто-то из предков еврей. В-третьих, всемерно поддерживать тех русских, которые решили остаться за границей, но не на пути ассимилирования, а в сохранении ими национальной идентификации. Это может быть строительство русских школ, создание русских общин, партий, СМИ, проведение культурных мероприятий, представляющих нашу литературу, музыку, кинематографию на территории чужих государств. И особенно привлечение «зарубежных» русских, зачастую бедствующих, к совместным экономическим проектам России и азиатских стран.