Главная » Россия без границ » Толерантность на устах: Полемические заметки о Стратегии национальной политики России

Толерантность на устах: Полемические заметки о Стратегии национальной политики России

19
ноя
2012
Прочитано: 2249
Категория: Россия без границ
Автор: Попов Эдуард
Источник: russkie.org

В середине октября сего года Совет по межнациональным отношениям при Президенте России представил проект Стратегии национальной политики России до 2025 года. Это событие стало одним из самых обсуждаемых в экспертных и общественных кругах. Меньше всего тому виной содержание документа — он по-либеральному довольно скучный и примитивный. Интересней среда, в которой «варился» документ и то, как он был принят.

Текст проекта стал доступен редакциям некоторых изданий, которыми опубликованы извлечения из документа. Вопреки более ранним заявлениям рабочей группы, полный текст проекта так и не стал доступен широкой аудитории. Резонно возникает мнение, что авторы документа просто испугались широкого общественного обсуждения документа.

Новая стратегия должна прийти на смену устаревшей Концепции национальной политики РФ от 1996 г.

В адрес ельцинской концепции было высказано немало критических замечаний. Не в последнюю очередь на нее возлагалась ответственность за провалы национальной политики, ставшие особо очевидными после известных событий конца 2010 г.

Предполагалось, что новый документ будет нести в себе принципиально новые, сообразные изменившейся обстановке идеи и принципы. Однако, кадровый состав рабочей группы, подготовившей проект, и анализ его основополагающих тезисов говорят об обратном.

Следует обратить особое внимание на состав авторского коллектива, основу которого составили бывшие руководители Министерства по делам национальностей или лица, отвечавшие за выработку национальной политики в 1990-е - 2000-е гг.

Об оглушительном провале мультикультурализма в последние 2-3 года открыто заявили ведущие лидеры Западной Европы. Эти заявления были сделаны на фоне участившихся столкновений (в том числе, с использованием огнестрельного оружия и даже артиллерии) между мигрантскими общинами и полицией, участившимися случаями нападения мигрантов (главным образом, из исламских стран) на представителей местного населения, и ответной реакции со стороны местного населения. Теракт Брейвика — самый заметный, но далеко не единичный пример последней.

Мигрантские общины все более отчетливо отказываются ассимилироваться в принимающем обществе и создают закрытые анклавы внутри крупных городов. Тем самым, происходит распад единого культурного и гражданского пространства.

Открыто с критикой политики мультикультурализма выступил президент В. Путин в своей программной предвыборной статье «Россия. Национальный вопрос»:

««Плавильный котел» ассимиляции барахлит и чадит – и не способен «переварить» все возрастающий масштабный миграционный поток. Отражением этого в политике стал «мультикультурализм», отрицающий интеграцию через ассимиляцию. Он возводит в абсолют «право меньшинства на отличие» и при этом недостаточно уравновешивает это право – гражданскими, поведенческими и культурными обязанностями по отношению к коренному населению и обществу в целом".По мнению В. Путина, «Во многих странах складываются замкнутые национально-религиозные общины, которые не только ассимилироваться, но даже и адаптироваться отказываются. Известны кварталы и целые города, где уже поколения приезжих живут на социальные пособия и не говорят на языке страны пребывания. Ответная реакция на такую модель поведения – рост ксенофобии среди местного коренного населения, попытка жестко защитить свои интересы, рабочие места, социальные блага – от «чужеродных конкурентов».

Трудно не увидеть, что введение в состав рабочей группы главного российского теоретика мультикультурализма открыто противоречит позиции главы государства и позиции ведущих стран Европейского союза.

В экспертных кругах критически оценивают также деятельность других членов авторского коллектива. В частности, под руководством тогдашнего главы Миннаца В. Михайлова была подготовлена действующая Концепция национальной политики (1996 г.), которую затем не ругал только ленивый. Теоретические построения дагестанца Р. Абдулатипова лучше всего известны по предложению создать Русскую республику (Российская Федерация минус национальные республики и округа). За схожие, но менее радикальные предложения («Хватит кормить Кавказ!») на лидеров национал-демократов заводят уголовные дела.

В последнее время Р. Абдулатипов отметился нападками на кубанского губернатора Александра Ткачева за то, что последний назвал вещи своими именами и призвал поставить заслон на пути внутренней (в том числе, дагестанской) миграции и колонизации.

Р. Абулатипов заявил: ««Должна быть, во-первых, уголовная ответственность. Во-вторых, необходимо лишать права занимать руководящие должности в течение определенного периода. Потому что если человек провоцирует межнациональный конфликт в такой стране, как Россия, он должен работать один и желательно в отдельной камере».

Не меньше вопросов вызывает и содержательная часть проекта.

Его авторы утверждают, что "негативные факторы, обусловленные советской национальной политикой, ослаблением государственности в 1990-е годы", стали причиной "всплеска этнической мобилизации, этнотерриториального сепаратизма и религиозно-политического экстремизма". Между тем, предлагаемый документ являет собой атавизм советской национальной политики. Такие главные его понятия, как «многонациональный народ» Российской Федерации и ряд других являются продуктом марксистско-ленинской политики в национальном вопросе. Вместо принципиально новых подходов авторами предлагается сильно ухудшенная копия советской модели.

Авторы документа усматривают задачи национальной политики в профилактике межнациональных конфликтов, а также борьбе с пропагандой экстремизма. В документе предложено создать в каждом регионе РФ специализированные мониторинговые центры, которые будут отслеживать публикации в СМИ и социальных сетях на наличие возможных провокаций национальных конфликтов. Кроме того, постоянному мониторингу будет подвергаться и учебная литература. В некоторых случаях предлагается подключать к процессу и правоохранительные органы.

Одним словом, толерантность на устах, а плеть — в руке. Главный акцент делается на репрессивных методах решения межэтнических споров. Исходя из внутренней логики это оправдано. Потому что иначе, чем репрессалиями нашему обществу не навязать мертвящую концепцию любимого Тишковым мультикультурализма.

Расширение репрессивных функций может привести к ответной асимметричной реакции «националистической улицы». С этим вызовом действующая система правоохранительных органов и отделы «Э» не способны бороться. Подобный всплеск националистической активности затронет не только сферу межнациональных (межэтнических) отношений, но и всю политическую систему Российской Федерации.

В новом документе не обошлось и без законодательных инициатив. Первая поправка — исключить упоминание о государствообразующей роли русского народа. Под редакцией членов рабочей группы проекта новой стратегии и давлением северокавказских республик данная формулировка была устранена.

Между тем, Российское государство является продуктом государственного творчества в первую голову именно русского народа. Категорическое непризнание этого очевидного факта противоречит историческим фактам и простому здравому смыслу.

Предложения по укреплению межэтнического мира, содержащиеся в проекте, также не отвечают реалиям нынешнего дня. Прежде всего, по той причине, что решение данной стратегической задачи невозможно в рамках доставшейся в наследство от тоталитарной советской системы системы российского федерализма. При которой русские, самый многочисленный народ Российской Федерации и строитель российской государственности, лишены собственной правосубъектности. В отличие от представителей национальных меньшинств, имеющих собственные «титульные» республики. Неравное положение русских и представителей «титульных» этносов национальных республик закреплено в целом ряде основополагающих документов: конституциях национальных республик, Федеративном договоре 1992 г. и Конституции РФ 1993 г.

Поскольку авторы проекта Стратегии не затрагивают проблему пересмотра ряда статей ельцинской конституции, ни о каком принципиально новом прочтении проблемы национальной политики речи быть не может.

Также не затрагивают авторы проекта проблему бюджетного федерализма, которая в настоящих условиях перечеркивает содержащийся в Конституции тезис о равенстве народов в Российской Федерации. Приоритетное финансирование национальных республик и кратное (подчас в десятки (!) раз) превышение объема субвенций дотаций в республики Северного Кавказа по сравнению с аналогичными отчислениями в русские регионы свидетельствует о правовом и фактическом неравенстве регионов и этнических групп.

В качестве альтернативы усилившейся «этнической мобилизации» авторы проекта предлагают формировать общероссийскую гражданскую нацию. Для этого немаловажная роль в документ отводится (наряду с полицейскими (репрессивными) функциями) культурному взаимодействию. Последнее видится во ввдении обязательной программы по этническому культурно-познавательному туризму на территории РФ. Так, в итоговом варианте Стратегии, как сообщают СМИ, может появиться пункт об обязательном обучении сотрудников правоохранительных органов и силовых структур основам межнационального общения, национальных обычаев и культур народов, проживающих на территории страны...

Авторы Стратегии справедливо предлагают усилить контроль за процессом трудоустройства мигрантов. Однако меры, предлагаемые ими, оторваны от реальной действительности и не способны исправить ситуацию.

Согласно документу, за незаконную миграцию спрашивать будут уже с работодателей, а при территориальном распределении трудовых мигрантов будут учитывать интересы коренного населения. В российской правоохранительной практике, при широко развитой коррупции органов ФМС, МВД, местного самоуправления невозможно создать серьезный барьер незаконной миграции. Мнение регионов и местного населения можно учитывать лишь при наличии системы подлинного местного самоуправления и механизмов обратной связи между властью и обществом. В сложившейся же системе местное самоуправление является придатком региональной (государственной) власти и зависит от вышестоящих органов, а не от волеизъявления местного населения. Даже в тех случаях, когда руководители субъектов федерации высказывают общее мнение жителей регионов, направленное на защиту их интересов от незаконной миграции, они подвергаются нападкам со стороны лоббистских структур. Самый недавний пример — заявление губернатора Краснодарского края о противодействии колонизации Кубани северокавказскими этносами. Данное мнение, справедливо оно или несколько преувеличено, разделяется подавляющим большинством коренного населения края. Однако Ткачев был подвергнут обструкции (в том числе, Р. Абдулатиповым). Так о каком же мнении регионов может идти речь?!

Таким образом, тезисы проекта Стратегии о противодействии миграции не содержат действенных механизмов решения данной проблемы и состоят из общих мест и пустого теоретизирования. Кроме того, они входят в прямое противоречие с политической позицией его авторов, не стесняющихся призывать к применению грубо полицейских мер. Воистину, российские либералы — либералы лишь до обеда...

Или другое дежавю проекта. Как сообщили в Минобрнауки, в рамках Стратегии государственной национальной политики ведомство направило предложение по созданию в вузах интернациональных структур студенческого управления. К данной категории министерство относит клубы интернациональной дружбы, советы землячеств, палаты национальностей и другие подобные организации. Очевидно, клубы «интернациональной дружбы» будут созданы. Будут потрачены деньги, выдвинутся новые «комсомольские вожаки». Но горячие студенты из Дагестана или Ингушетии будут по-прежнему устанавливать закон гор в русских городах, а реакция русской улицы будет становиться все более жесткой. Но что за дело авторам проекта до того, что происходит в мире? Если жизнь не соответствует их теориям, тем хуже для жизни...

Как официально заявлено, теперь авторы документа будут изучать реакцию общества на представленный проект и вносить необходимые изменения в него. Окончательный вариант Стратегии национального политики России будет представлен президенту до 1 декабря.

Отсутствие в широком доступе полного текста документа свидетельствует о стремлении его разработчиков избежать широкого общественного внимания.

Заявления авторов проекта, что они получили «40 отзывов из регионов и ни одного отрицательного» (интервью В. Михайлова газете «Коммерсантъ», 18.10.2012) свидетельствует о желании исказить картину. Ведь уже на стадии подготовки проекта он стал подвергаться значительным мутациям под влиянием противоборствующих общественных сил (например, исключение тезиса о государствообразующей роли русского народа). По некоторым сведениям, даже на проведенных полузакрытых слушаниях проекта с участием национальных общин регионов и руководителей профильных комитетов региональных администраций критика была столь остра, что не оставила камня на камне от первоначального варианта. Как образно выразился один мой хороший знакомый — глава одной из кавказских общин: «Нельзя строить Стратегию со страхом в душе». Очень меткое, на мой взгляд, определение.

Попов Эдуард Анатольевич – руководитель Черноморско-Каспийского центра Российского института стратегических исследований, доктор философских наук