Главная » Россия без границ » Вернуть России русских

Вернуть России русских

08
дек
2012
Прочитано: 2403
Категория: Россия без границ
Автор: Валерий Мошев

«Что такое распад Советского Союза? 25 миллионов граждан Советского Союза, этнически русских, оказались за рубежами новой России – о них же никто не подумал. 25 миллионов – это крупная европейская страна. В каком положении они оказались – в положении иностранцев? А их кто-нибудь об этом спросил?

А как вообще произошел распад Советского Союза? Ведь в любой демократической стране – например, сейчас в Бельгии тяжелые процессы происходят, в других странах немало процессов – перед тем как принять какое-то решение, у населения спрашивают: «Вы хотите быть отделенными от такого государства, где вы сейчас живете совместно, или нет?» Я уверен, если бы мы провели референдумы во многих бывших союзных республиках, вряд ли там подавляющее большинство граждан сказало бы: «Да, мы хотим отделиться от Советского Союза». Но их же никто не спросил. Это что, разве демократический способ решения проблем подобного рода? Мы не выпячиваем это сегодня, не говорим об этом. Но ведь это так.

Поэтому и 25 миллионов оказались за границей без средств к существованию, в условиях растущего национализма, в условиях, когда они не могли приехать в новую Россию, на свою историческую родину, не могли общаться со своими родственниками, потому что у них даже не было денег на то, чтобы купить билет на поезд или самолет. У них нет квартир в России. Им негде жить, негде работать. Это разве не трагедия? Вот что я имел в виду. Я имел в виду не политическую составляющую распада Советского Союза, а гуманитарную. Это разве не трагедия? Конечно, трагедия, ещё какая!».

 В.В. Путин. Интервью журналу «Тайм» 12 декабря 2007 г.

*  *  *

В Совете Федерации Федерального Собрания Российской Федерации 29 ноября 2012 года состоялись парламентские слушания «О законодательных аспектах совершенствования работы с соотечественниками, проживающими за рубежом». В слушаниях приняли участие председатель Совета Федерации В.И. Матвиенко, члены СФ, депутаты Государственной Думы, руководители федеральных и региональных органов исполнительной власти, представители российских неправительственных организаций, объединений соотечественников за рубежом, экспертного сообщества и средств массовой информации.

Одной из главных тем было обсуждение законопроекта об упрощённой процедуре предоставления российского гражданства соотечественникам. Авторы законопроекта – вице-спикер Совета Федерации Ильяс Умаханов, сенаторы Владимир Джабаров и Вячеслав Фетисов – предложили давать соотечественникам гражданство по упрощённой процедуре. Инициатива сенаторов вызывала широкий интерес общественности, особенно российских соотечественников за рубежом. Не остались в стороне от обсуждения злободневной темы и российские СМИ. Многие эксперты высказали опасения, что предлагаемые изменения в Законе о гражданстве позволят легализовать в России миллионы нелегальных мигрантов из стран Средней Азии.

Все дело в существующем сверхлиберальном определении понятия «российский соотечественник». Определение, содержащееся в статье 1 ФЗ № 99, гласит:

«Соотечественниками за рубежом (далее – соотечественники) являются граждане Российской Федерации, постоянно проживающие за пределами территории Российской Федерации.

Соотечественниками также признаются лица и их потомки, проживающие за пределами территории Российской Федерации и относящиеся, как правило, к народам, исторически проживающим на территории Российской Федерации, а также сделавшие свободный выбор в пользу духовной, культурной и правовой связи с Российской Федерацией лица, чьи родственники по прямой восходящей линии ранее проживали на территории Российской Федерации, в том числе:

лица, состоявшие в гражданстве СССР, проживающие в государствах, входивших в состав СССР, получившие гражданство этих государств или ставшие лицами без гражданства;

выходцы (эмигранты) из Российского государства, Российской республики, РСФСР, СССР и Российской Федерации, имевшие соответствующую гражданскую принадлежность и ставшие гражданами иностранного государства или лицами без гражданства».

Признав справедливыми критические замечания оппонентов законопроекта, один из его авторов сенатор В. Джабаров попытался успокоить своих оппонентов – речь, мол, идет о коренных народах, проживающих в России. Это, прежде всего, титульная нация – русские, а также такие народы, как татары, башкиры, ханты, манси и ряд других. «Почему-то всех пугают, – заявил сенатор, – что наш закон откроет шлагбаум, и хлынут сюда толпы среднеазиатов, как они говорят, граждан Киргизии, Узбекистана, Таджикистана. Но к представителям титульных наций этих республик наш закон не имеет никакого отношения. Абсолютно. Потому что представители титульных наций этих государств никогда не проживали в границах Российской Федерации в нынешнем виде».

Хотелось бы верить, но… Всё дело в том, что существующая правоприменительная практика никоим образом не учитывает загадочное уточнение «как правило», содержащееся в юридическом (!) определении, кто такие российские соотечественники. Во всяком случае, в широко известной Государственной программе по оказанию содействия добровольному переселению в Российскую Федерацию соотечественников, проживающих за рубежом, с самого начала ее реализации массово принимают участие представители титульных наций всех постсоветских республик: киргизы, таджики, узбеки, армяне и т.д. Да и в целом вся существующая система работы РФ с российскими соотечественниками никогда не учитывала весьма туманный законодательный (!) намек на то, что соотечественники – это лица, «относящиеся, как правило, к народам, исторически проживающим на территории Российской Федерации».

Вместе с тем существует, наверное, разница между коренными народами России и народами, исторически проживающими на территории Российской Федерации. В любом случае вся эта терминология требует конкретизации и уточнения, о чем совершенно справедливо заявил на слушаниях директор Института Русского зарубежья Сергей Пантелеев.

«Еще до поправок 2010 года 99-й ФЗ справедливо критиковали за то, что содержавшееся в нем понятие «соотечественника» размыто, чрезмерно расширительно и не позволяет юридически закрепить данный статус, создав конкретные рамки правового поля, – заявил он. – Поправки 2010 года вроде бы и были нацелены, в том числе и на то, чтобы преодолеть эти негативные моменты. И в пояснении к этим поправкам, если помните, как раз говорилось о том, что теперь бывшие граждане СССР – представители «титульных» республик, перестают автоматически считаться соотечественниками… Но вновь в очередной раз мы убеждаемся в том, что одно дело – намерения, совсем другое – правоприменение».

А правоприменительная практика ФЗ № 99, заметим от себя, такова, что, несмотря на поправки, внесенные в 2010 году, она по факту отражает всю неопределенность, расплывчатость определения «соотечественник», данного в редакции закона 1999 года.

Каким же образом решить проблему? Можно, например, попытаться еще раз уточнить понятие «соотечественники», приняв поправку сенатора В. Джабарова: считать таковыми представителей «коренных народов РФ», убрав приписку «как правило». Но тогда возникает следующий закономерный вопрос: а какие народы считаются в РФ коренными?

С. Пантелеев считает, что ответить на него можно двумя способами: «Первый – признать таковыми только те народы, которые проживают в России и не имеют своей государственности за ее пределами. То есть – русские, татары, башкиры и т.д. – однозначно соотечественники; грузины, киргизы, узбеки, финны и т.д. – однозначно нет. Второй подход – ввести реестр коренных народов РФ, и зарубежные представители всех народов, в него входящих, должны будут считаться соотечественниками. Хотя, конечно, по большому счету и в первом, и во втором случае список народов должен быть идентичным.

Но насколько мы готовы к реализации подобных подходов? Ведь, очевидно, что таким образом мы вступаем на путь однозначной привязки определения соотечественника к национальности? Готово ли к этому современное Российское государство? На мой-то взгляд, от национальной составляющей нам никуда не уйти. И уже в поправках 2010 г. эта компонента хоть и осторожно, но была внесена. И необходимо просто концептуально преодолеть те фобии в национальном вопросе, которые нам достались в наследство от советской национальной политики…

Но даже если вдруг мы представим себе, что произойдет полная легализация национальной составляющей в определении соотечественника, необходимо будет ответить еще на целый ряд суперсложных вопросов. Например – являются ли украинцы и белорусы коренными народами России? Ведь у них есть свои государства. Если, вполне логично, мы начинаем считать на Украине и в Белоруссии соотечественниками только тех, кто считает себя русскими, татарами (кстати, а какими татарами?), якутами… мы тут же получим оглушительный вал критики со стороны сторонников теории о русских как триедином народе великороссов, белорусов и малороссов… Или же еще замечательный пример – русскоязычная диаспора в Израиле. Мы готовы признать, что евреи – не коренной народ России (так как имеют свое национальное государство), и соответственно, представители многочисленной русскоязычной еврейской диаспоры не могут считаться нашими соотечественниками? Если мы становимся на путь резкого сужения понятия по вышеобозначенной схеме – значит никаких исключений из правил. Но правила должны быть четкие и понятные. Если мы начнем вновь вольно трактовать уже понятие «коренные народы» – то мы тут же получим ту же оговорку «как правило» и вечные исключения из правил, которые вовсе не будут эти правила подтверждать, и в итоге – вновь неработающее определение соотечественника.

Таким образом, – делает вывод С. Пантелеев, – четкая формализация категории лиц, подпадающих под определение «соотечественники за рубежом», позволит решить в том числе и вопрос с гражданством для соотечественников».

Насколько будет услышана озабоченность компетентных экспертов существующими недоработками законопроекта, покажет время. Во всяком случае, в проекте рекомендаций парламентских слушаний учтены все обозначенные при обсуждении законопроекта проблемы. Но что удивительно, если перед слушаниями десятки СМИ опубликовали различные мнения касательно животрепещущей темы, то сразу после них все, как воды в рот набрали, и столь же дружно.

Все мы вновь и вновь возвращаемся к одному и тому же «проклятому» вопросу современности: есть ли в России русские? И почему в современной Российской Федерации само понятие «национальность» оказалось чуть ли не под фактическим запретом? Если же и звучит это слово в официальных документах, то только как повод лишний раз напомнить: у нас в стране – «многонациональный народ», у представителей которого, особенно русских, национальности быть не должно. И учета по национальности как бы быть не должно, да и по существу нет его, такого учета. И никаких коренных народов у нас нет. Во всяком случае – юридически. И миграция у нас не учитывается по национальному признаку. И ФМС статистики такой не ведет. И выяснить статистику переселения в Россию вне госпрограммы уже фактически невозможно – все цифры приблизительны, и национальность переселенцев тоже никем и нигде не учитывается.

Я отнюдь не сторонник В.И. Ленина, но там, где нет, выражаясь словами вождя мирового пролетариата, «учета и контроля» – существует почва для злоупотреблений и их сокрытия. Миллион – туда, миллион – сюда, границы открыты, чиновники не могут или не хотят назвать точных цифр практически ни по одному из крайне важных параметров миграции. Но, простите, не так ли достигалось сокрытие злоупотреблений в Министерстве обороны? Миллиарды рублей туда-сюда, где они теперь? Министерство сельского хозяйства – та же история. Питерское (и не только) ЖКХ – то же самое. А ведь учет людей: и собственного населения, и мигрантов, законных и незаконных, и соотечественников, о которых вообще никто ничего точно сказать не может, – это и есть самый главный в любой стране учет! В любой, но только почему-то не в нашей.

В пространной цитате из интервью Президента России американскому журналу «Тайм», приведенной выше, мы видим компетентное и здравое суждение о трагедии, постигшей «25 миллионов этнических русских». Но оно практически нигде не звучит и не находит продолжения в деятельности госструктур. Чиновники даже самого высокого ранга предпочитают ограничиваться простой констатацией факта. Да, 25 миллионов. Да, этнических русских. Да, трагедия! Ну а дальше-то что?

А дальше, как водится – ничего. Самый большой в мире разделенный народ – русский. Ну, и кого это особо волнует? При 80 с лишком процентах русского населения в России постоянно подчеркивается многонациональность. Многоконфессиональность – при таком же проценте православных. Демонстративное отсутствие учета национального русского фактора в России. Лишь накануне последних президентских выборов (и то благодаря статье  ныне действующего, а тогда будущего Президента) стало возможным в открытую заговорить о русском народе как государствообразующем. При этом на деле ясно обозначается стремление управленцев заместить русское население вненациональным элементом.

Однако практика последних лет показывает: чем настойчивее стремление лишить русских их национальных признаков, тем больше сплачиваются по национальному признаку этнические диаспоры в России, как в среде мигрантов – легальных и нелегальных, так и в национальных республиках Федерации. У одних национальность есть – у других нет. Почему так? В ответ – тишина. Ни одного логически непротиворечивого ответа на эти вопросы нам так и не дали за все эти годы. Все, что русские слышат в ответ – это вопрос политический. То есть – вы его не троньте!

Но тогда получается, что, если русский народ лишают права ставить самый главный политический вопрос в стране, его просто-напросто отстраняют от государственной политики.

Кто будет отвечать за совершенное преступление – за то, что 25 миллионов этнических русских были, по словам Президента России, брошены «за границей без средств к существованию, в условиях растущего национализма, в условиях, когда они не могли приехать в новую Россию, на свою историческую родину, не могли общаться со своими родственниками, потому что у них даже не было денег на то, чтобы купить билет на поезд или самолет. У них нет квартир в России. Им негде жить, негде работать»? Кто-то должен отвечать за это преступление или нет? И самое главное (куда важнее репрессий) – кто и как должен последствия этой трагедии исправлять? Не на словах, а на деле.

Может быть, потому и является самым главным табуированным «политическим вопросом» национальный русский вопрос, что, если русских признать коренным народом России, более того, государствообразующим и самым большим народом России, то тогда придется решать проблемы русского народа. Придется исправлять все вопиющие несправедливости и перекосы. Называть и наказывать виновных. Вводить учет и контроль демографических процессов, касающихся русского и всех других коренных народов России. Учитывать их миграцию, репатриацию, переселение, национальный состав городов, регионов, автономий. И главное – всемерно способствовать возвращению всех желающих из числа «25 миллионов этнических русских» на бросившую их когда-то Родину. И тут украденные миллиарды в Минобороны, Минсельхозе и проч., проч. покажутся детскими шалостями по сравнению с тем, что было потеряно и украдено благодаря тому, что русских фактически лишили национальности, а значит, и сняли с государства ответственность за русский народ.

Мы, принято считать, с 1991 года живем в благословенное время демократии и гуманизма. Огромное внимание, принято считать, уделяется правам каждого человека. Не то, что в прежние времена…

Однако хочу напомнить, что еще при «проклятом царизме», во время Первой мировой войны Россия не забывала в тяжелейших условиях того времени позаботиться об эвакуации с территории, охваченной боевыми действиями, миллионов русских. О размещении их в тылу, обеспечении работой, питанием…

Хочу напомнить, что и во время Великой Отечественной войны, которую наши политики так любят поминать как главный подвиг и к памяти о которой прибегают как к основе для объединения нации, – так вот, в то время миллионы людей организованно эвакуировали в тыл, в Россию. И в условиях самой страшной войны в истории человечества эти миллионы советских граждан – большинство из них русские – были эвакуированы, спасены, размещены, обеспечены работой, жильем и накормлены. Конечно, по меркам военного времени, но все равно это было спасением, сбережением нации…

А вот человеколюбивый новый режим в 1991 году бросил «25 миллионов этнических русских», фактически бросил, как сказали бы в годы Великой Отечественной, «под немцем». Преувеличения тут нет, еще раз повторю справедливые слова: «25 миллионов оказались за границей без средств к существованию, в условиях растущего национализма, в условиях, когда они не могли приехать в новую Россию, на свою историческую родину, не могли общаться со своими родственниками, потому что у них даже не было денег на то, чтобы купить билет на поезд или самолет. У них нет квартир в России. Им негде жить, негде работать. Это разве не трагедия?».

Так, может быть, пора нашему государству от констатации фактов переходить к делу?

Многие нынешние (и весьма видные) «соотечественные» деятели утверждают, что репатриация русских в Россию вредна, поскольку «подрывает ресурс российского геополитического влияния». Если следовать такой логике, тогда десятки миллионов людей, эвакуированных с оккупированных фашистами территорий в годы Великой Отечественной, нужно было бросить, оставить «под немцем», обречь на гибель. Чтобы они не приближали в нашем тылу победу и возвращение оккупированных врагом территорий, а работали бы на гитлеровскую Германию и были бы там замучены.

Мне кажется, цель ждущих репатриации 25 миллионов этнических русских, как и представителей других коренных народов России, не имеющих государственности за пределами РФ – та же, что была у эвакуированных в войну: укрепить Россию, работать на благо своей Родины и тем самым приближать победу – ликвидацию последствий развала СССР или Большой России, как кому угодно. Иначе – ассимиляция, превращение молодежи из русских в русофобов и укрепление чего угодно, только не исторической родины.

Когда мы принимаем различные стратегии в области национальной и миграционной политики и при этом не упоминаем главную и до сих пор нерешенную проблему России, не заводим ли мы себя сами в тупик, из которого нет выхода?